Cyprus’ top diplomat: Turkey is creating new Ottoman empire

Министр иностранных дел Кипра Никос Христодулидис дает интервью в кулуарах 76-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в понедельник, 27 сентября 2021 года, в Нью-Йорке. [Джон Минчилло/AP]

Министр иностранных дел разделенного острова Кипр обвиняет президента Турции в попытке создать новую Османскую империю в восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке — и говорит, что такой подход к геополитике может негативно повлиять на региональную безопасность.

Никос Христодулидис, чье средиземноморское островное государство разделено на отколовшийся кипрско-турецкий север и международно признанный кипрско-греческий юг, который является членом Европейского союза, указал на то, что он назвал агрессивным поведением Турции не только на Кипре, но и в Сирии, Ираке, Ливии и других арабских странах региона.

“Мы видим милитаризацию турецкой внешней политики, – сказал Христодулидис в интервью Associated Press, – и это вызывает большую озабоченность у всех стран региона”.

Христодулидис сослался на Османскую империю, которая контролировала большую часть Юго-Восточной Европы, Западной Азии и северной Африки в период с 14 по начало 20 веков из Константинополя, который в настоящее время является крупнейшим городом Турции, Стамбулом. Империя вступила в Первую мировую войну на стороне Германии и центральных держав, которые потерпели поражение, что привело к ее распаду и возникновению современной Турецкой республики.

Христодулидис привел в пример политику бывшего министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу “ноль проблем с соседними странами”, которая была флагманской концепцией правящей Партии справедливости и развития во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

“Начиная с нуля проблем с соседями, сегодня мы заканчиваем тем, что у Турции проблемы со всеми соседями”, – сказал он. “Нет ни одной страны, у которой не было бы проблем с Турцией”.

“То, что мы наблюдаем со стороны Турции, является попыткой продвигать новую османскую политику в регионе”, – сказал кипрский министр. “Турция хочет стать региональной гегемонией”.

Христодулидис дал интервью в понедельник, в последний день ежегодной встречи мировых лидеров высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН, после того, как Генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш принял президента Кипра Никоса Анастасиадиса и лидера киприотов-турок Эрсина Татара в надежде возобновить переговоры о воссоединении средиземноморского островного государства.

Многочисленные раунды переговоров при посредничестве ООН закончились неудачей, а последний толчок к мирному соглашению в июле 2017 года закончился ожесточением. Эта встреча также привела к тому, что Турция и киприоты-турки перешли к поиску соглашения о двух государствах, а не преследовали заявленную ими цель воссоединения страны в качестве федерации, состоящей из грекоязычных и турецкоязычных зон, как того требует Совет Безопасности ООН.

Министерство иностранных дел Турции не сразу ответило на запрос о комментариях.

Правительство Турции, которое гордится османским прошлым страны, отрицает, что у него есть экспансионистские амбиции в регионе, и настаивает на том, что его действия в Средиземноморье направлены на защиту своих интересов и интересов киприотов-турок на разделенном острове от того, что оно считает непропорциональными морскими границами Кипра и Греции и претензиями на разведку энергии.

Турция держит войска в северном Ираке и часто проводит там трансграничные операции для борьбы с курдскими боевиками. Он также направил войска в Сирию с заявленной целью очистить ее границы от сил ополчения, связанных с курдским повстанческим движением. В Ливии Турция оказала военную поддержку правительству страны, поддерживаемому ООН, помогая склонить чашу весов в конфликте против базирующихся в Бенгази сил, которые контролировали восток. Турция также подписала соглашение с правительством, базирующимся в Триполи, о разграничении морских границ, что вызвало протесты со стороны Греции и Кипра.

Христодулидис сказал, что недавнее объявление Эрдогана о базе беспилотных летательных аппаратов на отколовшемся северном Кипре является примером османской политики Турции.

“Главная причина создания этой базы беспилотников – контроль над Ближним Востоком, контроль над Израилем, контроль над Египтом”, – сказал он. “На самом деле это не для Кипра, потому что вам не нужна база беспилотников на Кипре, чтобы видеть ситуацию на острове”.

Христодулидис сказал, что кипрское правительство решительно выступает против решения о двух государствах, потому что это даст Турции полный контроль над “так называемым суверенным государством киприотов-турок”, чего сегодня нет, потому что только Турция признает север киприотов-турок, а не международное сообщество.

“Итак, они используют это, чтобы контролировать регион, продвигать свой план для восточного Средиземноморья”, – сказал он.

Высокопоставленный кипрский дипломат сказал, что для понимания политики Эрдогана на Кипре ее необходимо рассматривать в контексте того, что турецкие войска делают в северной Сирии и Ираке, в Ливии и в некоторых африканских странах.

Христодулидис сказал, что Кипр работает над укреплением своей безопасности со своими соседями, особенно Израилем и Египтом, но также и с Соединенными Штатами, напомнив, что Кипр подписал заявление о намерениях по сотрудничеству в области безопасности с США в 2018 году, что “очень важно”. Также важно, сказал он, что ЕС рассматривает возможность создания “крыла безопасности”.

Кипрский министр повторил приглашение Турции, сделанное в прошлом году лидерами Кипра, Египта и Греции, стать партнером в получении потенциальных выгод от морских газовых месторождений, одновременно призвав Анкару прекратить свои “агрессивные” действия в восточном Средиземноморье.

“Мы никого не исключаем”, – сказал он. “Мы хотим, чтобы все соседние страны работали над тем, чтобы воспользоваться энергетическими возможностями нашего региона”.

Христодулидис сказал, что все страны региона определили свои морские границы, за исключением Турции, добавив, что она отказалась вступать в двусторонние отношения для определения своей границы с Кипром или обращаться в Международный суд в Гааге, Нидерланды.

“Мы хотим и готовы работать с Турцией”, – сказал он. “То, о чем мы просим Турцию — просто уважать международное право, Конвенцию ООН по морскому праву”.

Он сказал, что все другие страны региона понимают преимущества сотрудничества, “но также и тот факт, что объединившись, мы сможем решать проблемы региона, работать вместе”. В качестве примера он привел лесные пожары этого лета на Кипре, в Греции и Израиле, в результате которых многие страны региона предложили помощь.

По словам Христодулидеса, долгосрочное видение Кипра заключается в создании региональной организации по безопасности и сотрудничеству.

“Это единственный регион в мире, где такой организации не существует”, – сказал он. ”И мы считаем, что все страны региона могут увидеть выгоды от этого регионального сотрудничества”.

[AP]

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Выбор Байдена в Анкаре говорит о том, что на Кипре нет решения о двух государствах
Covid-19: Зарегистрировано сорок четыре случая смерти, интубировано 323 пациента

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.

Меню