Asylum-seekers stuck in Cyprus' cramped camp want out

Эммануэль Конте в шортах и рваных пластиковых шлепанцах пробирается по грязным, изрытым колеями тропинкам и говорит, что не может спать ночью в своей тяжелой брезентовой палатке из-за холода.

Он жалуется на “адские” условия в этнически разделенном кипрском лагере для приема мигрантов в Пурнаре, где он жил последние два месяца после того, как улетел на отколовшийся кипрско-турецкий север, а затем тайно пересек Границу на международно признанный юг.

Он говорит, что бежал из своей родной Сьерра-Леоне, потому что его преследовали за то, что он отказался пойти по стопам своего отца и практиковать своего рода колдовство.

“Глава этого общества, они хотят обучить меня, но я отказался”, – сказал Конте.

Он хочет, чтобы кипрские власти быстро обработали его ходатайство о предоставлении убежища и выпустили его и других из окруженного колючей проволокой бывшего военного лагеря недалеко от промышленной западной окраины столицы Никосии, который, по его словам, похож на тюрьму.

– Мы не пленники. Мы ищем убежища. Пусть они закончат наш процесс, а затем [освободят] нас”, – сказал Конте. – Это все, о чем мы просим.”

Небольшая островная республика восточного Средиземноморья пытается справиться с огромным количеством просьб о предоставлении убежища, и, несмотря на усилия правительства ускорить этот процесс, мигранты говорят, что чувствуют себя буквально брошенными на холод.

Рассчитанная на размещение не более 1000 человек, Пурнара является лагерем “первой инстанции”, где теоретически просители убежища первоначально обрабатываются и освобождаются через три дня. Но сейчас в нем проживает 1500 человек, некоторые из которых живут там уже несколько месяцев.

Министр внутренних дел Никос Нурис заявил на этой неделе, что Кипр остается первым среди всех других государств-членов Европейского союза по заявлениям о предоставлении убежища по отношению к своему населению.

В прошлом году в стране с населением около 1,1 миллиона человек было подано 7000 заявлений о предоставлении убежища – большинство из них от сирийцев. Нурис сказал, что правительство делает все возможное, чтобы ускорить процесс подачи заявок, чтобы впустить тех, кто имеет право, и отправить обратно мигрантов, чья заявка отклонена.

Как и Конте, большинство просителей убежища въезжают на остров с севера киприотов-турок и пересекают пористую, контролируемую Организацией Объединенных Наций буферную зону на юге. Многие надеются переехать в другую страну ЕС на континенте.

Но просители убежища говорят, что этот процесс просто занимает слишком много времени на фоне замедления обработки заявлений, вызванного ограничениями Covid-19. Они настаивают на том, что у них много раз был отрицательный результат теста на коронавирус, и хотят, чтобы власти открыли ворота лагеря, чтобы они могли искать лучшее жилье.

Хансоа Аньян из Камеруна говорит, что переполненные условия лагеря, усугубленные задержками с оформлением убежища, вызвали трения между африканскими и сирийскими мигрантами.

Он утверждал, что власти благоволят сирийцам, выпуская их из лагеря раньше и чаще, чем африканцев.

Это разочарование вскипело в начале этой недели, когда африканские мигранты попытались в знак протеста заблокировать выход сирийцев.

Кипрские правительственные чиновники отрицают наличие какой – либо дискриминации в отношении сроков освобождения мигрантов. Пресс-секретарь МВД Лойзос Майкл заявил, что освобождение должно осуществляться постепенно и в приоритетном порядке, начиная с женщин, детей и несовершеннолетних.

Он сказал, что ежедневный поток прибывающих в лагерь делает условия жизни там более жесткими, но лагерные власти прилагают “титанические усилия”, чтобы улучшить ситуацию.

Но Корина Друшиоту, возглавляющая Кипрский совет по делам беженцев – группу, которая предлагает юридическую помощь мигрантам с их ходатайствами о предоставлении убежища, – заявила, что “фактическое задержание” мигрантов в Пурнаре “совершенно не нужно” и вызывает гнев среди мигрантов, некоторые из которых живут там уже целых пять месяцев.

Друшиоту сказал, что, несмотря на сохраняющиеся на всем острове ограничения Covid-19, включая ночной комендантский час, власти могли бы ослабить напряженность, позволив людям, которые нашли место для проживания за пределами лагеря, покинуть его. Другим можно было бы разрешить уехать на короткое время при условии, что они вернутся до начала комендантского часа.

“Ситуация в Пурнаре свидетельствует о неспособности властей эффективно решать текущие проблемы, связанные с мигрантами и беженцами”, – сказал Друшиоту, добавив, что правительству не хватает всеобъемлющей стратегии миграции и интеграции. [AP]

Греция вновь откроет посольство в Триполи
Запрет на вынос взят обратно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.

Меню